все врут

(no subject)

Если вы хотите что-то поменять, оглянитесь - возможно вам уже нечего менять, возможно у вас уже ничего нет...

(no subject)

Брат умер. росли вместе. 29лет. Сказал,приедет ко мне в эти выходные в грязной волге искупаться. А теперь я к нему еду.

(no subject)

С людьми такое случается чаще...только они не бросаются под поезд. Они умирают сами..а потом так и живут...трупами

не только про собак

Саша Черный. Так я назвал собаку, которую погубил обещанием.
Отдыхал одиноко близ гор, в южном поселке. Жара, разморило. Прилег под тюльпановым деревом, задремал... "Жить на вершине голой, писать простые сонеты..."
Вдруг открылись сами глаза, будто тронул кто-то.
Большой черный пес, метрах в трех, на границе тени. Что-то от легавой и от овчарки с волком - серьезное, гармоничное существо. Язык свесился, дышит часто. Глаза спрашивают: "Можно?.."
- Можно.
Вошел ко мне в тень. Не приблизился фамильярно, а лег на приличествующей дистанции. Посматривает без вопросов, прикрывает глаза... И тут дернул черт: сунулась рука в карман джинсов, а там полбутера с колбасой, люблю, знаете, пожевать где попало, угостить невзначай. Успел заметить умоляющий, человеческий всплеск: "Не надо!" - взвизг в голодных зрачках... Но это был только миг. Если ты пес бесхозный, если голодаешь сутками, колбаса проглатывается сама, вот и все.
Он сохранил достоинство, больше не попросил, хотя в кармане была еще четвертушка и он не мог не знать этого еще за километр. Даже чуть отодвинулся, не позволив себе и хвостом вильнуть, а спасибо сказал, приподняв голову и слегка отвернув.
Посмотрел в сторону гор.
Он уже знал, что мы будем вместе туда ходить.
Вечером я о нем вспомнил. Минут через пять он заглянул...
Утром, постепенно потерявшейся горной тропкой, добрели наконец до естественного места человеческого обитания. Ниша в скальном массиве. Координаты: Вселенная, Солнечная система, Земля. Гарантировано - ни сволочи. Совершенный покой. Совершенное счастье. Описываю его состав. Начну с желтокрылой птицы, пролетевшей меж скал, как раз вровень с нашим укрытием. Поток воздуха чуть приподнял ее полет. Зубья голой горы напротив. Зелено-желтое одеяло сползает с нее на дорогу вниз, на ненужный домик с пристройками. Кусок неба...
Меж тем тучи в спешном сговоре с ветром окружают нас мутной завесой и откуда-то из-за спины исходит тихонькое пока что рычание и погромыхивание. Погромщики понимают, что их задача сложна, ибо мы в безопасности. Единственная их надежда - выманить нас угрозами и расстрелять при попытке к бегству, ну могут еще запустить какой-нибудь шаровой молнией. Уже сверкают клинки, уже рычание переходит в постреливание, уже подвывает ветер, уверяя, что это вой солнца, - вон какие бегут рыжие пятна, а внизу на дороге панически мычит некая скотина и надрывается самосвал. Саша прилег носом к стенке и издал слегка обиженный вздохозвук, нечто среднее между "у, гады" и "все равно между духом и плотью равновесия не найти". Он уже поел и попил. Нас посетили три побирушки-мухи, пять бабочек, две пчелы и какая-то оска, пропевшая страстную восточную мелодию. Саша перебирает лапами, шевелит хвостом: видит сон...
...Простите, я не хотел подробно. Совсем коротко: отпуск кончился. Я не мог взять его с собой. Уехал. Он бежал за машиной, увозившей меня на вокзал.
На следующий год я приехал туда опять и узнал от мальчиков, что большой черный пес, которого они все знали под разными именами, дней десять не уходил со станции, а потом прыгнул под поезд.
Так я уяснил, что такое обещание действием. (c)из Владимира Леви

(no subject)

Золотые мои, а кто-нибудь из Вас читает ЖЖ буржуйских рукодельниц...на языке? Ну оооочень интересует. Поделитесь ссылочкой....или на фликере чего интересное знаете...м?


(no subject)


-Не  будем мы больше встречаться

-Почему?

Хороший вопрос. Как сказать ей, что ему все равно видеться или нет. Что ему вообще все все равно. Что, видя ее восторженные глаза, он выпивает из них счастье как сок из трубочки. Пить чужую радость за невозможностью испытать свою собственную все что осталось. А у нее была не просто радость. Он знал, что она выхватила не просто влюбленность в него, а нечто большое, не отражающее свет, а светящееся самостоятельно. Это было настоящее. Настоящее видно всегда. Оно светит издалека и манит. Не всех, а только способных увидеть, конечно. Этим хочется владеть, потрогать руками и погреться, засунуть запазуху, зажать в дрожащих ладонях. Оно скоро умрет, всегда умирает, но дарит  на мгновение бессмертие, ощущение, что хоть миг был не зря, что вселенная запомнила и не забудет. Сверкнуть в серой толпе извергающейся в туман из горла метро. На мгновенье .Стать больше чем человеком.